Эксперт: Можно ли совсем не оставлять информации в сети Интернет?

Используют ли государственные органы. Например, налоговики, когда ловят нелегальных продавцов?

— Не берусь говорить за всех, что они «это делают», но что они могут это использовать — факт. Более того, сама по себе тема конкурентной разведки родилась именно в недрах разведки государственной. Только государственная разведка изначально «заточена» под то, чтобы воровать секреты и тайны другой страны, а это является уголовно наказуемым преступлением.

Приемы, технологии и разведцикл есть и в той и в другой разведке. Только если государственные разведки предусматривают в некоторых случаях, например, похищение людей, то таких приемов не применяет. — это методы и приемы государственной разведки, адаптированные к гражданскому бизнесу с вычетом всех криминально-уголовных составляющих.

Например, у нас запрещено следить, заниматься оперативно-розыскной службой. Но я, как частный человек, могу наблюдать. Могу наблюдать за птичками, которые щебечут вокруг, а могу — за проезжающими мимо машинами.

Например, есть у конкурента большая парковка, стали мы на этой парковке и считаем машины. Сегодня проехало 300, завтра — 300, а послезавтра только по 100 проезжает. Интересно, а почему? Оказывается хозяин офисного здания резко задрал цены на аренду. И 200 машин уехало. Значит, некоторое количество компаний ушло от этого арендодателя. Мы сверили эти данные с информацией, полученной из других источников. Но то, что стоянка опустела (число машин снизилось в три раза), дало нам толчок к размышлению, почему так случилось.

Это пример «гражданского» применения конкурентной разведки. Но то же самое могут делать и спецслужбы, чтобы вычислить недобросовестных участников белорусского рынка. Приемы работы с людьми практически всегда одинаковы. Просто у силовиков полномочий и возможностей больше. За ними стоит государство, которое их делегировало заниматься оперативно-розыскной деятельностью. Они ею и занимаются на основе закона.

Они прикрыты законом об оперативно-розыскной деятельности. А конкурентные разведчики – нет, и если они закон нарушат, их деятельность уже не будет являться конкурентной разведкой. Это будет уголовно-наказуемым преступлением, за которое надо нести ответственность.

Резюмирую — разница между промышленным шпионажем и конкурентной разведкой проходит строго по Уголовному кодексу. Если что-то нельзя, но это делается — значит, это уже промышленный шпионаж.

Например, в коммерческой разведке не приветствуется, если сотрудник конкурирующей компании приходит и пытается продавать секреты своего работодателя. Эти действия подпадают под уголовную статью «за использование информации, содержащей коммерческую тайну».

С другой стороны, к секретной информации, составляющей коммерческую тайну, нужно относиться соответственно. Она не должна «валяться на мусорке», а должна храниться в сейфе. Если к документам не применяется режим секретности, они не могут являться секретными.

Был такой известный конфликт между двумя компаниями — производителями мыла, шампуней и порошков. Одна компания купила свалку, на которую компания-конкурент свозила весь мусор. Затем наняла детективов, чтобы те копались на этой мусорке и искали информацию о конкурентах. «Обиженная» фирма подала в суд и … проиграла его.
К слову, производитель, добывший информацию и выигравшие суд, повернул ситуацию в свою пользу, он выплатил конкуренту отступные, а его собственный имидж вырос.

— Как обезопасить себя при работе в сети, чтобы не оставлять информацию?

— Чтобы не оставлять информацию в сети вообще, надо перестать заниматься бизнесом, уехать на Северный полюс и там заморозить себя. Такого человека веков через «надцать» найдут, разморозят, но все равно напишут, что был такой чудак, но мы о нем все равно что-то написали.

Если же компания работает на рынке, позиционирует себя, рекламирует — о ней будут писать журналисты. Даже если сотрудники не дают интервью, то можно собрать информацию из вторичных источников.

К примеру, приходит ко мне человек и с гордостью говорит: «Меня нигде в интернете нет, ни в одних соцсетях нет ничего». Я отвечаю: «Да, ну! Давай попробуем». Копаем. А о нем в интернете гора информации — у него есть друзья, знакомые, которые пишут: «А я с ним ездил отдыхал, а я вот с ним был на даче». Как говорится, есть дочка, внучка, Жучка и репка.

— В чем отличие конкурентной разведки в Беларуси и в других странах?

— В отношении к этой теме. Например, весь западный мир хорошо знает, что информационно-аналитические отделы (особенно — в крупных компаниях) жизненно необходимы.

А как у нас собирают информацию в конкурентном поле? Вопрос, как говорится, риторический.

Понятно, что местному малому бизнесу целый отдел в штате иметь будет «не по карману». Они могли бы обращаться к специалистам «на аутсорсинг», чтобы те провели для них маркетинговое исследование. А уж тем более, если их очень «душат конкуренты», то можно и в конкурентную разведку обратиться. Но, как правило, наш бизнес ничего этого не делает. У большинства принцип: я уже заработал свои первые 100 тысяч — заработаю и вторые, не нужны мне какие-то советчики.

Европа в этом плане живет по-другому. Там у всех есть и информационно-аналитические отделы, и отделы конкурентной разведки.

— Савелий, спасибо вам за интервью.
Источник: infobank.by

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
This entry was posted in Публикации and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *